Почему множественность лиц является проблемой для эскроу-счетов

Реформа долевого строительства идет полным ходом – все новые проекты начинают работать в системе эскроу-счетов. Однако схема является настолько молодой, что пока еще рынок не наработал практику по ряду потенциально спорных моментов. Одним из них, по мнению Дмитрия Логинова, руководителя юридического департамента АН «БОН ТОН», является множественность лиц на стороне дольщиков.

Покупка квартиры не всегда совершается по принципу «1 квартира — 1 дольщик». Зачастую владельцами жилья являются как супруги, для которых недвижимость становится совместным имуществом, так и родственники или друзья, покупающие квадратные метры в долевую собственность. Иными словами, это огромный пласт сделок с ДДУ, предусматривающих оплату от нескольких лиц. В текущей системе взаиморасчетов наработана практика по данному вопросу, но как обстоит ситуация с эскроу-счетами? Как считает Дмитрий Логинов, здесь не все просто, и механизм создает почву для потенциальных конфликтов.

Эскроу-счета прописаны в законодательстве крупными штрихами, и ряд вопросов, касающихся взаимодействия дольщиков и банков, строго не регламентирован. В этих условиях рынком начинает вырабатываться разная практика, и яркий пример – проблематика множественности лиц на стороне дольщиков. Одни банки придерживаются формулы «1 ДДУ = 1 эскроу-счет», другие готовы открывать эскроу-счета в зависимости от количества дольщиков. Вторая схема является более сложной, но вместе с этим более «дружелюбной» для покупателей квартир в новостройках. Разницу между этими подходами легко объяснить на примере.

«Если банк придерживается формулы «1 ДДУ = 1 эскроу-счет», то может сложиться следующая ситуация. Предположим, что дольщиками являются брат и сестра, которые выплачивают по 50% за квартиру, а деньги поступают на один эскроу-счет, — отмечает Дмитрий Логинов, — Конечно, в ДДУ прописана степень участия каждого дольщика. Но эскроу в нашем случае открывается только на одного человека – в зависимости от договоренностей между дольщиками. Такая практика оставляет поле для конфликтных ситуаций, и главные опасения связаны с процедурой возврата денежных средств. Покупка недвижимости представляет собой очень затратную сделку, поэтому финансовая сторона всегда требует внимания. Любое ущемление прав приводит к долгим и тяжелым спорам даже между близкими людьми. В нашем же случае происходит следующее – если дом становится проблемным, то все деньги получает тот дольщик, на которого был оформлен эскроу-счет. Собственно, именно он, а не банк, должен вернуть второму дольщику причитающиеся средства. Если первый дольщик откажется такую выплату осуществить, то забрать деньги можно будет только через суд, что дорого, долго и не гарантирует положительный результат».

«Для реформы плохо, что пока все идет хорошо, — резюмирует Дмитрий Логинов. — Шлифовка законодательства зачастую связана с конфликтными ситуациями, необходимостью разработки регулятивных мер и наработки судебной практики. Пока можно смело говорить, что нынешняя редакция 214-ФЗ далеко не последняя и новые поправки в закон должны сделать эскроу-счета более совершенным механизмом».

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.