Нужно ли отменять ЕГЭ: «за» и «против»

В российских школах заканчивается учебный год. Незадолго до старта экзаменационной кампании в обществе вновь был поднят вопрос об отмене ЕГЭ. «Петербургский дневник» выслушал разные мнения.

Писатель и журналист Лев Лурье:

– ЕГЭ – не самая лучшая система оценки, но при любой другой процент воровства и коррупции возрастает многократно. Если речь идет о сравнении ЕГЭ со школьным аттестатом, то здесь мы должны вспомнить, как школы негласно соревновались друг с другом по числу медалистов, тянули учеников на медали, подсказывали им на экзаменах. Получается, школы сами себя оценивали, свой уровень подготовки выпускников, и ставили себе высокие оценки, «рисуя» большое количество медалистов.

Добавлю, что в хороших школах между учителем и учеником за 11 лет складывались очень теплые отношения. Тоже причина завысить оценку.

Про кумовство и про то, сколько золотых медалистов выпускали школы в северокавказских республиках, тоже не будем забывать.

Итак, выпускные школьные экзамены как способ оценить уровень преподавания в школе не выдерживают соперничества с ЕГЭ. Замечу, что в первые годы после внедрения единого госэкзамена его результаты – средний балл по каждой школе по каждому из предметов – выкладывались в открытый доступ. Значит, родителям не составляло труда найти для ребенка такую школу, где его, например, хорошо бы подготовили по химии и биологии. Сейчас сводные результаты – закрытая информация, к сожалению. Это мешает и учителям, и родителям.

Теперь разберем вступительные экзамены в вузы. До внедрения единого государственного экзамена коррупция в ведущих вузах была общеизвестным фактом: будущие экзаменаторы репетировали абитуриентов. Потом эти абитуриенты успешно поступали. Существовали и другие способы, иногда деньги попросту заносились в деканат… Сейчас мы видим, как способные дети из провинции поступают на самые престижные факультеты в вузах Москвы и Петербурга, куда при прежней системе экзаменов ни за что бы не поступили.

Конечно, на ЕГЭ приходится ставить галочки. Но речь сейчас идет не о том, насколько идеален этот экзамен по форме. Может быть, устный экзамен при абсолютно объективной комиссии – лучше, чем письменный, да еще в виде теста. Но обеспечить объективную комиссию невозможно. Да, ученики теперь не пишут сочинение, но сочинение – это самый субъективный для постановки оценки вид работы. Объявить, что в работе не раскрыта тема, и снизить балл, даже если нет ошибок.

Вся техника в мире работает по одному принципу: сначала разложение сложного действия на простые, потом создание алгоритма по их решению. Теперь оценка знаний учащихся тоже строится по этой системе. И нет в этом ничего плохого.

 

Заместитель председателя Комитета Госдумы РФ по образованию и науке Максим Зайцев:

– Я хочу сказать для начала, что не призываю к немедленной отмене единого государственного экзамена. Мы 15 лет его внедряли не для того, чтобы взять и отменить. Но я считаю, что в ближайшие 2-3 года система ЕГЭ должна быть глубоко и серьезно проанализирована.

Сейчас свои выпускные экзамены сдают школьники, которые слышали о ЕГЭ с первых дней обучения. Они готовились к нему все 11 лет. И привело это к тому, что стали бояться самого слова «ЕГЭ», – так, во всяком случае, нам говорят в родительских комитетах. Пора выяснить, так ли оно на самом деле, потом изучить самые сильные и самые слабые стороны ЕГЭ и уже после этого ставить вопрос о целесообразности его повсеместного использования. И в любом случае самые эффективные методики ЕГЭ, если они есть, надо сохранить.

Главный аргумент за ЕГЭ – это возможность пробиться в вуз талантливому абитуриенту из провинции. Хотя такая возможность все равно сохраняется – за счет олимпиад, например. Этот аргумент активно использовался при принятии закона о ЕГЭ, но сегодня мы не видим сильной динамики по количеству студентов-провинциалов.

Красиво звучит: появилась возможность учиться в лучших университетах страны. Это у нас либо Москва, либо Петербург. Есть еще несколько хороших вузов в Новосибирске, Томске, Нижнем Новгороде. Везде уровень жизни достаточно высокий. А стипендию вы студентам повысили, чтобы они могли жить в таких городах? А стоимость проживания в общежитии понизили? Нет, все, что сделали для провинциалов, – изменили систему оценки, но новый порядок не привнес больших позитивных перемен.

По-прежнему, как и в советские времена, многие поступают в вуз ради отсрочки от армии и ради того, чтобы был диплом. Работодатели твердят, что выгоднее иметь хорошую рабочую профессию. Опыт Евросоюза и развитых азиатских стран тоже это подтверждает. Но люди упорно идут за дипломами, игнорируя тот факт, что обладателям рабочих специальностей скоро будут платить больше – и не только частные предприятия, но и государство.

Пугают коррупцией, опять таки опираясь на данные 2000 года, когда ситуация с ней действительно была катастрофической. Коррупция есть во всех государственных органах, в том числе в Следственном комитете и прокуратуре. Правоохранительные органы с этой проблемой успешно борются. Значит, способны справиться и с коррупцией в системе высшего образования. А если учитель сейчас за деньги натаскивает учеников на ЕГЭ – это не коррупция?
Успех российских микробиологов, которые изобрели вакцину от коронавируса, еще раз показывает, как успешно могут работать наши специалисты: те, кто поступал в вузы еще до внедрения ЕГЭ. Потому что вступительные экзамены помогали разглядеть в учениках глубокие знания и способность анализировать. ЕГЭ этому не учит, поэтому он может сгодиться для других стран, но не для нас.

Россия – страна самородков, а вся система образования заточена на умение находить решение в нестандартной ситуации. Во многом поэтому, кстати, советское техническое образование было лучшим в мире, а сейчас наши студенты, конечно, занимают первые места на международных олимпиадах, но их количество падает.

В первый год после внедрения ЕГЭ мы были довольны: к нам поступали лучшие выпускники. Затем начались проблемы: школьники, хорошо умеющие решать тесты, не могли справиться с задачами, которые предыдущие поколения решали шутя. И теперь на первом курсе мы, по сути, проходим школьную программу. Второе неприятное открытие – выпускники рассылают свои сертификаты широким веером, не особенно заботясь, куда их примут, — Игорь Киселев, профессор Санкт-Петербургского государственного университета путей сообщения.

На заметку

40 000 человек будут сдавать единый государственный экзамен в Петербурге в этом году. При этом в 2020 году ЕГЭ в Северной столице сдавали около 35 тысяч выпускников.

Изначально мы относились к ЕГЭ очень плохо, потому что упразднялся главный вступительный экзамен – сочинение. ЕГЭ не дает возможности мыслить и рассуждать, поскольку весь экзамен сводится к проставлению галочек. Потом мы стали внимательно оценивать приходящих к нам студентов. Они изменились. Среди них стало много людей из провинции, а значит, больше прагматичной молодежи, которая знает, чего она хочет. Но в то же время ощущается общий недостаток знаний, снижение кругозора, — Людмила Громова, заведующая кафедрой истории журналистики СПбГУ.

Обязательно к прочтению!

Материалы на сайте размещаются в соответствии с условиями, представленными на странице "Условия".

Публикация, размещенная на данной странице, является исключительно выражением личного мнения её автора! Автор указан рядом с заголовком публикации.

Этот материал никак не связан с сотрудниками сайта или его владельцем и не обсуждался с ними перед публикацией!

В случае, если данная публикация нарушает Ваши права, просьба перейти на страницу "Контакты" и следовать предложенной там инструкции.